Демократия идеальная и реальная — Лев Лебедев

О демократии написано много книг и статей, защищено диссертаций. Дефиниция «демократия» существует много веков. В современном толковании демократия (греч. демос-народ, кратос-власть) — это прежде всего система самоуправления, при которой все граждане равны, а политические решения принимаются большинством, с учётом и защитой прав меньшинства. Власть большинства не может осуществляться без ошибок, поэтому важно не только декларировать уважение к мнению меньшинства, но и давать ему возможность в результате выборов превращаться в большинство.

В своих наиболее «чистых» формах демократия предоставляет гражданам возможность прямого участия в процессе принятия решений. Это называют прямой демократией. Однако, учитывая размеры, численность и сложность современных обществ, более удобным является избрание представителей, которые осуществляют управление от имени избирателей.

Основа представительной демократии – регулярные, свободные, честные и состязательные выборы. Это один из важнейших принципов демократии. Существуют различные концепции представительной демократии. Элитарная концепция предполагает, что избиратели контролируют власть только на выборах. Плюралистическая модель предполагает соревнование партий и возможность групп интересов свободно выражать мнения.

Роберт Даль, которого называют патриархом исследований плюралистических моделей демократии, ввёл в современную политологию реконструированное им понятие полиархии. Суть его можно охарактеризовать как политический порядок, при котором гражданские права предоставляются сравнительно высокой доле взрослых граждан, а сами эти права позволяют проявлять несогласие и путём голосования смещать высших должностных лиц во власти. Теория полиархии предусматривает разделение власти по институтам и звеньям, а также субсидарность — предоставление каждому низшему звену права самостоятельно решать все проблемы, которые она в состоянии решать (Р.Даль. «Демократия и её критики»).

В современных демократических странах функционируют две избирательные системы: мажоритарная и пропорциональная. При мажоритарной системе избранным считается кандидат, получивший большинство голосов избирателей. Пропорциональная система предусматривает выборы на партийной основе. Карл Поппер в статье «Демократия и народоправие» справедливо замечает: «Пропорциональное представительство предоставляет политическим партиям статус, которого они иным способом не могли бы добиться. Ибо я более не могу выбирать человека, которому доверяю меня представлять. Я могу выбирать лишь партию. А люди, которые могут представлять партию, выбираются лишь самой этой партией».

При пропорциональной системе выборов неизбежны правительственные коалиции. Малые партии пользуются непропорционально большим, а часто решающим влиянием на формирование коалиции, решения правительства, его внутреннюю и внешнюю политику. А это контрпродуктивно, так как за вхождепие в коалицию приходится платить слишком высокую цену, в том числе, назначением на министерские посты некомпетентных людей или неэффективным распределением государственных ресурсов.

Другим ключевым принципом демократического общества является система сдержек и противовесов, которая не допускает, чтобы у какого-либо. органа власти, группы людей или отдельной личности оказалась чрезмерная власть. Важным, в частности, является разделение законодательной, исполнительной и судебной властей. Французский мыслитель Шарль Луи Монтескье (1689-1755) в книге «О духе законов» писал, что властью законов всегда злоупотребляют (это вытекает из природы людей, которые не просто склонны заблуждаться, но при этом ещё и действуют в соответствии с собственными заблуждениями). Поэтому верховенство права может быть обеспечено только разделением власти на законодательную, исполнительную и судебную. Различные ветви власти должны сдерживать друг друга. Именно такая конфигурация власти способна обеспечить политические и юридические условия свободы. Для предотвращения борьбы за влияние между исполнительной, законодательной и судебной властями Монтескье отводит доминирующую роль законодательной власти. Что касается исполнительной и судебной властей, то их деятельность является подзаконной, поскольку они лишь исполняют и реализуют законы.

Законодательная власть формирует правовые координаты и юридические нормы общественной и государственной жизни, основные направления внутренней и внешней политики, осуществляемых парламентом, избранным в результате всеобщих, честных выборов. Исполнительная власть формируется представительными органами, подконтрольна и подотчётна им, действует на основе и во исполнение законов.

Третья ветвь власти — судебная система. В демократическом государстве правосудие осуществляется только судом. Суд не должен подменять собой законодательную или исполнительную власть, но ни законодатель, ни исполнитель не должны присваивать себе функции суда. Применение государственного принуждения должно носить правовой характер, не нарушать свободу личности, соответствовать тяжести совершённого правонарушения.

Демократия учитывает и вероятность того, что не все люди смогут удовлетворить свои желания и жить согласно своим представлениям. Поэтому законы обязаны предусмотреть необходимость отказа некоторых граждан от своих притязаний, а суды обязаны в своих решениях опираться на существующие законы. Разделение властей не абсолютно, но это работающий механизм. В демократических обществах, на различных этапах их развития, разделение властей осуществляется на основе согласования и специальных юридических процедур, предусмотренных в том числе и на случай конфликта интересов и экстремальных ситуаций.

В 1989 или 1990 году (не помню дату, хотя и был участником этого семинара), в Москве состоялся Международный семинар политологов по проблемам демократии. После лекции профессора Иельского университета (США) И. Шапиро ему был задан вопрос: «Как Вы оцениваете внутреннюю политику М.С. Горбачева? Умная ли она?» Профессор Шапиро ответил: «Вы думаете у нас, в США, все руководители государства умные? У нас законы умные».

Демократия — это не только формы, методы организации общества, но и соответствующие процессы, происходящие в нём, в том числе и формы демократии. Либеральная демократия — это комплекс общественных и политических взглядов, отношений и ценностей, предполагающий равенство всех членов общества перед законом и существование основных прав человека, имеющих преимущество перед правами государства. Либерализм утверждает ценность личности. Никто не имеет права указывать человеку, как ему думать и поступать.

Нравственную основу демократии составляют принципы гуманизма и справедливости, равенства и свободы личности. Это выражается в демократических методах государственного управления, в справедливости правосудия, в приоритете прав и свобод личности во взаимоотношениях с государством, защите прав меньшинств, терпимости к различным религиозным мировоззрениям.

Одной из предпосылок демократии является формирование массового среднего класса в качестве базы социальной поддержки функционирования гражданского общества. Гражданское общество характеризуется как совокупность множества межличностных отношений, семейных, социальных, экономических, культурных и других ассоциаций и структур, которые функционируют в обществе вне рамок государства и без его непосредственного вмешательства. Формирование гражданского общества предполагает высокий уровень правовой и политической культуры.

В каждой демократической стране имеются свои внутренние и международные особенности функционирования демократии. В предлагаемой статье рассматриваются некоторые проблемы демократии в России и Израиле во второй половине 20 — начале 21 вв. Выбор этих стран обьясняется тем, что автор был не только объектом, но и в некоторой степени, субъектом процессов развития демократии в этих странах.

Демократия в России

В декабре 1936 года в СССР была принята «самая демократическая в мире», как её определяли советские СМИ, «сталинская Конституция». В 125-й ее статье было записано: «В соответствии с интересами трудящихся и в целях укрепления социалистического строя гражданам СССР гарантируется: а) свобода слова, б) свобода печати, в) свобода собраний и митингов, г) свобода уличных шествий и демонстраций». Хотя в 127-й статье Конституции декларировалась неприкосновенность личности, в 1937-м году по стране прокатилась волна сталинского «большого террора». В период тоталитарного политического режима демократические преобразования осуществиться не могли.

В 1977 году, в условиях авторитарного советского общества, была принята новая, как её называли, «брежневская Конституция». В преамбуле к ней записано, что Конституция «сохраняя преемственность идей и принципов Конституции 1918 года, Конституции СССР 1924 года, Конституция СССР 1936 года, закрепляет основы общественного строя и политики СССР, устанавливает права, свободы и обязанности граждан, принципы и цели социалистического общенародного государства».

В 6-й статье Конституции записано: «Руководящей и направляющей силой советского общества, ядром его политической системы, государственных и общественных организаций является Коммунистическая партия Советского Союза». 7-й раздел Конституции назывался «Основные права, свободы и обязанности граждан СССР». В этом разделе много шаблонных слов о правах и свободах, но к подлинной демократии они не привели.

Конституцию 1977 года называли «Конституцией развитого социализма». В преамбуле к ней обьявляется: «В СССР построено развитое социалистическое общество…Это общество подлинной демократии, политическая система которого обеспечивает эффективное управление всеми общественными делами, всё более активное участие трудящихся в государственной жизни, сочетание реальных прав и свобод граждан с их обязанностями и ответственностью перед обществом».

В этом «развитом социалистическом обществе» поезда были наполнены пассажирами, которые ехали в столичные города за продуктами, так как на периферии их не было, особенно мяса и мясопродуктов. Сельские жители ездили в города за хлебом и крупами В высших эшелонах власти процветала коррупция. Создавались подпольные цеха, и, пользуясь хроническим дефицитом одежды, обуви и других потребительских товаров, наживались предприимчивые люди.

Очевидно, что наличие в стране Копституции не обязательно обеспечивает демократический характер политической системы. Важны не провозглашаемые принципы, а то, как они воплощаются в жизнь, каковы успехи и недостатки в реализации демократических принципов.

Существовали выборы. Но при наличии однопартийной системы в бюллетенях для голосования в каждом избирательном округе был один кандидат. Важно было обеспечить явку электората к избирательным урнам. Для этого существовали средства массовой информации, пропагандисты и агитаторы, административные ресурсы. Помню, как меня, директора средней школы, перед выборами предупреждали, чтобы я обязал одну из уборщиц пойти на выборы. У этой женщины при пожаре сгорел дом, местные органы обещали предоставить ей жильё, но обманули. Она озлобилась и не хотела голосовать за такую власть Меня обязали уговорить её пойти на выборы.

Результаты голосования «за» всегда приближались к ста процентам. Во время выборов в городской совет города Чудово, Новгородской области, в начале 50-х годов в избирательную комиссию приходили смеющиеся избиратели, голосовали и довольные уходили. Я, председатель избирательной комиссии, спросил у знакомого избирателя, чем вызвано веселье. Он ответил: «В канаве, рядом с избирательным участком, лежит пьяный кандидат в депутаты Гуров». Я позвонил в милицию, Гурова забрали, но слух по городу уже пошёл. Когда избирательная комиссия подсчитала результаты голосования, оказалось, что Гуров избран депутатом городского совета! А горожане получили очередной урок «демократии», хотя они понимали, что изменить ничего не могут. И пока они так думали, действительно, изменений быть не могло. Поэт Роберт Рождественский: писал:

Кто не. знал, тот не знал

А кто знал, тот молчал

А кто знал и не молчал

Говорил другое…

Кто будет депутатом выборного органа решала КПСС — «руководящая сила» советского общества.

В течение трех созывов, или, как сейчас говорят, каденций, я был депутатом Чудовского городского совета Новгородской области, председателем комиссии по образованию и культуре. Во время предвыборной кампании от меня требовалось написать заявление, в котором я благодарил избирателей за доверие и давал согласие баллотироваться по 33 избирательному округу. Один раз надо было выступить на собрании избирателей. Остальное было само собой разумеющимся.

Работа депутата не оплачивалась, это была почётная обязанность. Важно оправдать доверие избирателей. В качестве председателя комиссии по образованию и культуре я заботился о досуге молодёжи, инициировал строительство в городском парке карусели, добился разрешения на получение по межбиблиотечному абонементу в Чудовскую библиотеку книг из центральных библиотек Москвы.

Мой избирательный округ находился на окраине города. Многие жители здесь имели коров, коз — им нужно было сено. Они обратились ко мне, своему депутату, с просьбой помочь получить разрешение косить траву на близких к городу пустошах, заросших во время войны и послевоенные годы кустарником. Разрешение горсоветом было дано. Когда осенью я приехал из отпуска, оскорбленные избиратели сообщили мне, что их обманули. Они с большим трудом выкорчёвывали кустарники, накосили, высушили сено и….приехали автомашины из совхоза и увезли его. Когда пострадавшие от произвола люди обратились с жалобой в милицию, им посоветовали обратиться в горсовет, где им сообщили, что решение исполкома горсовета отменили в райкоме КПСС, а в райкоме сказали, что совхозу сено нужнее. Круг замкнулся.

На следующий день я пошёл к секретарю райкома КПСС. Выслушав мою горячую речь о произволе, он спокойно разъяснил, что райком имеет право отменять решения городского совета, как он сказал: «исправлять допущенные ошибки». Дескать, совхоз — государственное хозяйство, а частники перебьются… Так я получил ещё один урок советской «демократии».

В 1957 году избиратели того же округа опять избрали меня в городской совет. Альтернативы у них не было: в выборах надо участвовать, а в бюллетене для голосования только моя фамилия. Конечно, я мог думать, что это не так, что у меня, директора средней школы, депутата городского совета предыдущего состава совета, был авторитет. Но это я мог так думать, а что думали избиратели и думали ли вообще, сказать трудно.

В период «хрущёвской оттепели» появились некоторые признаки демократизации: доклад Н. С. Хрущёва на двадцатом сьезде КПСС о культе личности Сталина, освобождение из тюрем политических заключённых. Бывший начальник милиции Ленинграда (1949-1959 гг.) Герой Советского Союза И.В. Соловьев рассказал о некоторых деталях визита в Ленинград премьер-министра Англии Макмиллана, которые в СССР не публиковались. После переговоров в Москве Н.С. Хрущев привёз Макмиллана ознакомиться с Ленинградом. Тщательно продумывался порядок приёма гостей, КГБ и милиция должны были обеспечить их безопасность. В программе визита было ознакомление гостя с Дворцовой площадью, набережной Невы, Эрмитажем. По всему маршруту находились сотрудники КГБ и милиции.

На обратном пути, когда высокие гости выехали на Невский проспект, Макмиллан сказал Хрущеву, что хотел бы ознакомиться с ленинградским метро. Н.С. Хрущев моментально согласился и приказал остановиться у ближайшей станции метро. Начальник милиции И. В. Соловьев вспоминал, что его охватил ужас — посещение метро не было запланировано. Все милиционеры находились на Невском проспекте. Однако отменить распоряжение Хрущева нельзя. Остановились у станции «Невский проспект». Гости вошли в метро, стали на эскалаторе спускаться вниз, а в это время на встречном эскалаторе двигался вверх пьяный мужчина. Увидев Макмиллана и Хрущева, он закричал: «Черчилль приехал», — и попытался перелезть на движущийся в противоположную сторону эскалатор. Гости вышли из метро у Московского вокзала. Ленинградское метро Макмиллану понравилось, о пьяном мужчине не вспоминали. Подошли к входу в вокзал. Разумеется, он был очищен от людей, но у самого входа лежал пьяный мужчина. Макмиллан улыбнулся и вошёл в вокзал, Хрущев злобно произнёс: «бездельники».

Высокопоставленные гости уехали, а начальник ленинградской милиции Соловьев ждал приказа об увольнении с работы. Что он будет, сомнений не было. Через несколько дней ему принесли перевод английских газет, где рассказывалось о визите Макмиллана в Ленинград, в том числе и об эпизодах в метро и у входа в Московский вокзал. Одна из статей называлась «Российская демократия». Автор статьи пришёл к выводу, что Россия теперь демократическая страна: пьяный гражданин может отдыхать в любом месте. Приказ об увольнении генерала Соловьева не последовал, он проработал до пенсии, а «героев» советской демократии выпустили из камер предварительного заключения на свободу.

Я вспомнил этот рассказ пенсионера генерала Соловьева в Горно-Алтайске, куда был командирован министерством просвещения для чтения лекций в педагогическом институте. Однажды, по пути в гостиницу, я проходил через небольшой садик, где пьяная женщина лежала на скамейке и выкрикивала частушки. Проходившие мимо люди не обращали на неё никакого внимания. Видимо, привычное дело. Российская демократия торжествовала!

В 50-е годы в городе Чудово мне довелось быть доверенным лицом на выборах в Верховный совет СССР или РСФСР (точно не помню) председателя Союза композиторов СССР Тихона Хренникова. Творчество Хренникова многие знали и любили, поэтому на встречу с ним с удовольствием пришли, тем более, что его сопровождал прекрасный певец Ефрем Флакс. В качестве доверенного лица встречу открыл я. Избиратели очень благожелательно выслушали предвыборную речь Хренникова. Затем выступали представители избирателей, тепло его приветствовали, обещали проголосовать за него на выборах. После окончания официальной части Ефрем Флакс великолепно исполнял песни Хренникова.

Илья Эренбург очень точно назвал роман, в котором повествовалось о жизни героев во время руководства страной Н.С. Хрущёвым — «Оттепель»: лёд до конца не растаял, демократия не восторжествовала. Можно вспомнить, например, как Хрущев, не разбиравшийся в искусстве, первого октября 1962 года при посещении им выставки молодых художников и скульпторов в московском Манеже грубо ругал их. В докладе на 20-м сьезде КПСС Хрущев разоблачал культ личности Сталина, но не касался самой системы сталинизма. До демократии было еще далеко.

В годы брежневского «застоя» велась борьба с диссидентами, запрещалось издавать произведения ряда писателей, процветала коррупция. Правление «старцев» после смерти Брежнева тоже не способствовало демократизации.

В период перестройки одним из важнейших направлений демократизации М. С. Горбачева была объявлена гласность. В органах массовой информации потоком шли материалы, разоблачающие сталинизм, издавались ранее запрещенные книги, открылись многие (далеко не все) фонды архивов, было создано общество «Мемориал». Но наряду с этим антисемиты создали общество «Память», члены которого во всех бедах России обвиняли евреев.

По дороге с работы домой около станции метро «Гостиный двор» в Ленинграде я проходил мимо ежедневного сборища антисемитов, горячо обсуждавших «злодеяния жидов». Здесь же активисты общества «Память» продавали книгу Гитлера «Майн кампф», «Протоколы сионских мудрецов», прохановскую газету «День» и подобную «литературу». Активность «Памяти» была одним из катализаторов эмиграции евреев.

В условиях демократии, гласности были избраны члены Съезда народных депутатов, часть которых была делегирована общественными организациями. В марте 1990 года третий сьезд народных депутатов СССР избрал М.С. Горбачева первым президентом Советского Союза. На арене политической жизни проявились новые яркие политические фигуры. В Ленинграде мэром был избран один из них — Анатолий Собчак. Показателем уровня демократизации общества было отношение к выступлениям в парламенте Сахарова, которого подлинные демократы считали совестью страны. М.С. Горбачев, который вернул Сахарова из ссылки в Москву, тем не менее резко прерывал его выступления в парламенте.

В условиях политического плюрализма проходило противоборство социалистической и либеральной ориентации дальнейшего развития страны. Распад СССР, отставка Горбачева, приход к власти Ельцина придали этой борьбе еще большую остроту. В декабре 1993 года была принята демократическая по своей сути конституция Российской Федерации, в которой записано, что единственным источником государственной власти является многонациональный народ, который осуществляет её как непосредственно, так и путем выбора органов власти и самоуправления.

Во 2-й статье первой главы Конституции записано: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Такая формулировка, очевидно, предполагает, что источник гражданских прав находится вне государства. Государство должно соблюдать их, создавать условия для осуществления этих прав. Конкретные права, свободы и обязанности человека и гражданина сформулированы в 47 статьях второй главы Конституции.

В 10-й статье первой главы Конституции записано: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны». Глава государства, президент страны координирует деятельность ветвей власти, обеспечивает, вместе с правительством, осуществление полномочий федеральной государственной власти на всей территории Российской Федерации. В четвертой главе Конституции перечислены полномочия Президента — гаранта Конституции, прав и свобод человека в гражданина, но чётко не определена грань между полномочиями Федерального Собрания и Президента относительно издания нормативных актов.

Принятие в РСФСР демократической Конституции в 1993 году отнюдь не означало, что восторжествовала демократия. Набирали силу коррумпированные чиновники, силовики, шли ожесточённые войны за раздел, а затем передел государственной собственности, появились олигархи, возрастал разрыв между доходами бедных и богатых. Государственная казна опустела, экономика была в тупике.

В начале 90-х годов правительство либералов, возглавляемое Егором Гайдаром, решило отпустить цены, прекратить контроль над ними, обьявило о либерализации экономики. Надежда на то, что рыночная экономика сама решит все проблемы, не оправдалась. Полки магазинов были пусты, «подпрыгнули» цены на продовольственные и промышленные товары, Ваучеры, «прихватизация» общественной собственности способствовали возникновению олигархического капитализма. Прекратили работу многие предприятия, росла безработица, работающим месяцами не выплачивали зарплату. Большинство населения страны считало реформаторов виновными в сложившейся ситуации, их называли «дерьмократами». Булат Окуджава написал: «Ребята, нас вновь обманули, опять не туда завели. Мы только всей грудью вздохнули, да выдохнуть вновь не смогли».

Попытки совершить переход от авторитаризма к демократии не увенчались успехом. Альтернативой стал курс на укрепление государственности. В 2000-е годы формируется вертикаль власти, появляется термин «суверенная демократия», что означает, что в России должна быть своя, особая демократия.

В стране существуют две тенденции развития. Как говорит один из персонажей фильма по произведению Леонида Филатова «Гамлет»: «Одни хотят либерализма, другие — твёрдой руки». Социологические опросы последних лет свидетельствуют о том, что в настроениях россиян преобладает вторая тенденция –надежда на «сильную личность», которая спасет страну от происков внешних и внутренних врагов. И эту надежду пока оправдывает сильная президент страны В.В. Путин.

Одновременно усиливается негативное отношение населения к либералам. Если в начале 90-х годов их поддерживали 30 процентов опрошенных, то в 2014 году – лишь 8 процентов. После «Крымнаш» рейтинг В.В. Путина поднялся еще выше, в марте 2015 года он составлял 86 процентов.

Выступая на ТВЦ 11 апреля 2015 года директор российского института социологии М.Горшков привел данные о том, что средний класс России составляет сорок процентов численности населения страны. Многие из его представителей довольны своим финансовым положением, достигнутым в 2000-е годы, и не являются сторонниками демократизации, их устраивает статус-кво. Только очень малая часть среднего класса приняла участие в протестных демонстрациях в конце 2011 — начале 2012 гг. в Москве. Большинство представителей среднего класса предпочитает пассивную адаптацию, избегает участия в активной политической жизни. Эту позицию не изменили санкции западных государств, падение стоимости рубля, повышение цен, экономические трудности.

Опыт России показывает, что преждевременное провозглашение демократии контрпродуктивно. Страна не была готова последовательно осуществлять демократические преобразования. «Сейчас и сразу» не получилось. Процесс демократизации требует учета особенностей исторического развития страны, длительного времени, терпения, благоприятных внутренних и международных условий, постепенного приобретения умений и навыков жизни в демократическом обществе.

Демократия в Израиле

29 ноября 1947 года Генеральная Ассамблея ООН приняла решение о создании в Палестине еврейского и арабского государств. Сбылись чаяния семидесяти поколений евреев. Арабы, недовольные решением ООН, от создания своего государства отказались. Евреи, за день до ухода английских войск из Палестины, обьявили о создании своего государства. 14-го мая 1948 года тридцать семь членов Народного правления подписали Декларацию независимости Израиля.

Целью, поставленной основателями государства, было построение еврейского демократического государства. Декларация независимости провозгласила: «…в силу нашего естественного и исторического права и на основаннии решения Ассамблеи Организации Обьединенных Наций настояшим провозглашаем создание Еврейского Государства в Эрец Исраэль — Государства Израиль».

Декларация независимости провозгласила основные принципы, на которых должно базироваться государство. В ней записано, что Государство Израиль основано на принципах свободы, справедливости и мира, в соответствии с идеалами еврейских пророков. Оно обеспечивает полное социальное и политическое равноправие всех граждан, независимо от религиозных, расовых и половых различий. Оно гарантирует свободу вероисповедания, свободу совести и выбора языка, право на образование. Государство принимало на себя обязанность охраны святых мест всех религий, а также соблюдение принципов Устава ООН.

В Декларации отмечалось, что Конституция Израиля будет введена Учредительным собранием не позднее 1 октября 1948 года. Была создана комиссия Национального Комитета во главе с доктором Зерахом Вархафтигом по выработке проекта Конституции. Одновременно Еврейское Агентство создало свою комиссию во главе с доктором Иегудой Пинхусом Кохеном, представившей свой проект. Однако ни один из пяти рассмотренных проектов Конституции не был утвержден.

Отсутствие в Израиле Конституции в первые годы существования государства объясняют тем, что еще четко не определились общие тенденции развития государства, его политическая система. Страна находилась в состоянии войны с арабскими странами, продолжалась массовая репатриация евреев, не были определены границы страны.

Важной причиной отсутствия Конституции был и остается отказ от её принятия ортодоксальными религиозными кругами Израиля, опасавшимися уменьшения их влияния на общественную жизнь в стране и стремившимися превратить Израиль в галахическое государство. Один из представителей «харедим», Меир Давид Левинштейн, 7 февраля 1950 года заявил: «Тора Израиля — это не религия в том смысле, который принят у других народов. Она определяет не только отношение человека к богу, но и регулирует все вопросы жизни человека, народа и государства. Тора — это закон Израиля, другого такого нет. Она представляет собой ту великую программу, которая начертана для Израиля Всевышним господом и царем вселенной. Поэтому любой конституции, сотворенной человеком, нет места в Израиле. Если Конституция противоречит Торе и выступает против её заветов, она является бунтовщической, а если она совпадает с Торой — она излишня. Одним из принципов веры нарола Израиля, сформулированных Рамбамом, является необходимость верить полной верой в то, что нет и быть не может замены Торе».

Некоторые противники принятия Конституции предлагали подождать, пока в Израиль не прибудет большинство евреев мира, пока новые репатрианты не абсорбируются, пока государство не станет сплоченным и единым, пока не определятся точные границы государства. Создавались комиссии, лобби в Кнессете, но Конституции в Израиле нет. И не потому, что она не нужна, а потому, что нет согласия в обществе по ряду проблем, которые должны быть сформулированы в Конституции.

В 1950 году было решено, что будут приниматься Основные законы, которые впоследствии составят конституцию Израиля. Принято с тех пор более десяти Основных законов, но они отнюдь не могут заменить Конституцию. К основным законам, принятым Кнессетом, относятся: Закон о Кнессете (1958 г.), Закон о землях Израиля (1960), Закон о президенте государства (1964), Закон о правительстве (1968), Закон о государственной экономике (1975), Закон об армии (1976), Закон о Иерусалиме, столице Израиля (1980), Закон о гражданских судах (1984) и другие. В Основном законе о свободе предпринимательства, принятом в 1994-м году, подчеркивается, что его целью является защита свободы деятельности и закрепление на уровне Закона системы ценностей государства Израиль как еврейского и демократического государства, говорится также, что основные права человека в Израиле базируются на признании ценности человека, святости его жизни и свободы, уважении этих прав в духе принципов Декларации независимости Израиля.

В Израиле в основном соблюдаются принципы демократии, начиная с демократических выборов. В качестве наблюдателя за соблюдением Закона о выборах я несколько раз присутствовал на избирательных участках Тель Авива и, за исключением нескольких случаев, не обнаружил нарушений в порядке голосования, подсчете голосов. Во время избирательных кампаний происходит острая конкурентная борьба, используются методы «черного пиара», слива информации из правоохранительных органов и другие методы воздействия на избирателя.

Широковещательные обещания партий электорату напоминают мне обещания Хрущева построить в СССР коммунизм к 1980 году. Они забываются сразу после того, как Кнессет избран, коалиция создана, министерские портфели поделены.

На избирательные кампании тратятся значительные суммы денег. Закон, принятый Кнессетом в 1973 году, предусматривает финансирование избирательной кампании и текущей деятельности партии из расчёта числа депутатов от партии в предыдущем составе Кнессета. Определена и максимальная сумма, которую партии могут получать от внутренних и внешних дарителей. Нередко после выборов начинаются полицейские расследования по поводу превышения допустимых размеров пожертвований, способов получения этих средств, коррупции и т. д.

В Израиле принята пропорциональная система выборов. Вся страна рассматривается как единый избирательный округ. В результате голосования списки кандидатов в члены Кнессета, представленные партиями, получают число депутатских мандатов, пропорциональное общему количеству голосов, поданных за этот список. Пропорциональная система гарантирует право всем группам населения — социальным, политическим, этническим, религиозным – иметь своих представителей в Кнессете. Но каждая из этих групп должна представлять определенное число избирателей, установленное законом. В первые годы существования государства Израиль электоральный барьер составлял один процент от общего числа голосовавших, в 1992 году он был повышен до полутора процентов, в 2014 году – до 3,25 процента от общего числа правильно поданных голосов.

После завершения выборов в Кнессет 20-го созыва, состоявшихся 17 марта 2015 года, президент США Барак Обама, надеявшийся, что партия Ликуд, возглавляемая Беньямином Нетаниягу, потерпит поражение на выборах (его надежды не сбылись), выразил озабоченность «ослаблением израильской демократии». Поводом для озабоченности Обамы стало выступление Нетаниягу в день выборов с сообщением о том, что арабы «массово идут на избирательные участки». Очевидно, что Нетаниягу этим высказыванием стремился мобилизовать правый электорат. Следует признать, что после выборов Нетаниягу извинился перед арабами.

Что касается демократии, то список кандидатов в Кнессет, объединивший арабские партии, способствовал тому, что малочисленные арабские партии, которые могли не преодолеть повысившийся электоральный барьер, добились значительных успехов на выборах и арабская партия стала третьей в Кнессете по количеству мандатов. Израильская демократия, вопреки озабоченности Барака Обамы, в этом случае не ослабела.

Многопартийная система в Израиле приводит к тому, что в выборах участвует большое количество партий, причем ни одна из них не получает такое количество мандатов, которое позволяет сформировать однопартийное правительство, приходится создавать коалицию. Начинается «торг»: требование министерских постов, угрозы отказа от вхождения в коалицию. В результате часто увеличивается состав правительства, министрами, заместителями министров назначаются депутаты, некомпетентные в работе министерства, которым они руководят, возрастает роль чиновников этого министерства. Некоторые «старожилы» Кнессета побывали министрами в различных министерствах.

Наличие в Кнессете большого количества партий — проблема многогранная. С одной стороны, малочисленные партии представляют интересы различных социальных, этнических, религиозных групп населения — и это демократично. С другой стороны, часто мелкие партии играют негативную роль в работе Кнессета. Исходя из интересов своего электората, депутаты этих партий препятствуют принятию законов, важных для других групп населения, добиваются неэффективного распределения государственного бюджета.

В Израиле периодически происходят кризисы власти. Избранные на 4 года составы Кнессета нередко распускаются досрочно и назначаются новые выборы. Так, в 2014 году возникли противоречия между главой правительства Нетаниягу и министром экономики, главой партии «Еш Атид» Лапидом, приведшие к роспуску Кнессета и новым выборам. Такая ситуация предусмотрена законом. В результате внеочередных выборов лидер партии, получившей большее число мандатов, получает разрешение президента страны сформировать коалицию партий власти. Опыт показывает, что на выборах злекторат ориентируется не столько на программные документы партий, сколько на личность лидера партии.

Стремясь сохранить «теплое место» в Кнессете, некоторые «политики» не только переходят из одной партии в другую, но успевают и в 3-ю, если там «светит» проходное место в Кнессет.

В Израиле соблюдаются основные принципы демократии: демократические выборы, разделение властей, верховенство закона, соблюдение прав человека, свобода средств массовой информации. Вместе с тем постоянно происходят общественные дискуссии о реализации некоторых из этих принципов. Верховный суд Израиля нередко проявляет так называемый «политический активизм». Проект закона о создании Конституционного суда, предложенный партией «Наш дом Израиль», Кнессет не утвердил. Наличие такого суда могло бы умерить политический активизм Верховного суда, а пока он является главным в оценке демократичности решений судебной, исполнительной и даже законодательной ветвей власти.

В Израиле существует свобода слова, каждый гражданин может высказать свое мнение. Существует военная цензура, контролирующая публикации, связанные с вопросами безопасности. В то же время средства массовой информации свободно выполняют свою функцию «сторожевого пса демократии», выражая интересы различных секторов общества. Более значимую роль в исполнении этой функции играют электронные средства массовой информации.

Существует равенство граждан перед законом. За нарушение законов в тюрьме или под следствием наряду с рядовыми гражданами могут оказаться и оказываются бывший президент страны, премьер-министр, министры. Ведется борьба против коррупции, казнокрадства.

В стране соблюдается одна из важных политических свобод – право создавать политические партии и ассоциации. Партия может быть запрещена только если она ставит своей целью свержение существующего строя.

В израильском обществе происходят острые дискуссии по поводу характера государства. Правые радикалы и религиозные консерваторы утверждают, что еврейские приоритеты выше демократических, а левые радикалы считают, что демократический характер государства важнее, чем еврейский. Некоторые полагают, что понятие «еврейское государство» неправомерно с точки зрения либеральной демократии, другие утверждают, что противоречия нет. Попытки добиться консенсуса пока не удаются.

Верховный суд Израиля постановил, что любая дискриминация на почве расовых, этнических, половых, религиозных, политических и идеологических различий запрещена законом.

Государство Израиль с первых дней своего существования вынуждено бороться за свое существование. В стране живут большие группы населения, которые не согласны с некоторыми чертами израильской демократии. К ним относятся многие арабы, живущие в Израиле, ортодоксальные религиозные группы евреев, часть левой элиты, которая утверждает, что Израиль должен быть «государством всех граждан»

Учитывая особенности реальной ситуации, в которой находится Израиль, в стране ограничиваются некоторые права и свободы для отдельных групп населения. Много лет в кнессете происходят бесплодные дискуссии по проблемам гражданских браков, гиюра, службы в армии учащихся иешив, захоронений не евреев. Пока не удается достигнуть компромисса по этим проблемам. Очевидно, что еврейскому и демократическому государству Израиль потребуется определенное время, а также терпение и мудрость, чтобы при благоприятных внутренних и внешних условиях сохранить и совершенствовать демократические завоевания.

И все-таки демократия!

Веками существует понятие «демократия», представление о её основных принципов, но с давних времён до наших дней не прекращаются дискуссии о том, лучшая ли это форма власти, создает ли она благоприятные условия для жизни людей — как для большинства населения, так и для меньшинств.

Греческий мыслитель Платон (427-347 гг. до н.э.) считал, что демократия — это власть завистливых бедняков. Платон отмечал, что демократия почти всегда превращается в абсурд: «Демократия, на мой взгляд, осуществляется тогда, когда бедняки, одержав победу, некоторых из своих противников уничтожат, иных изгонят, а остальных уравняют в гражданских правах и в замещении государственных должностей, что при демократическом строе происходит большей частью по жребию» (Платон, «Государство», 557).

Платон расценивает демократию как привлекательный строй, не имеющий, однако, эффективного управления. В условиях демократии люди часто теряют нравственные ориентиры из-за заблуждений, присущих толпе. Нередко демократия опьяняет свободой в «неразбавленном виде», и из неё вырастает прямая противоположность — тирания. И тогда безграничная свобода обращается в тотальное насилие. Тиран добивается власти как «ставленник народа» (Платон, «Государство», 565).

Аристотель (384-323 гг.до н. э.) называет демократию одним из трёх искажённых режимов, правлением большинства неимущих граждан в своих интересах. Демократия, заявляет он, в отличие от политии, где правит большинство, избранное на основе определенного ценза и заботящегося о всеобщем благе, есть правление неимущего большинства ради собственного блага и интересов.

В 20-м веке Альфред Нобель заявляет, что любая демократия приводит к диктатуре подонков, а Уинстон Черчилль утверждает, что демократия – это плохая форма правления, но все остальные еще хуже. Негативные высказывания о демократии можно продолжить, но и в начале 21-го века более сорока стран среди которых самые развитые государства современного мира, называются демократическими.

Демократия – это не комплекс раз и навсегда открытых, неизменных институтов, это механизм, с помощью которого через столкновение идей и компромиссы люди добиваются осуществления своих интересов. Демократичность определяется не голосованием, а диалогом, переговорами, компромиссами. Иначе демократия превращается в диктатуру большинства.

Для демократического общества характерна свобода слова, свободные средства массовой информации. Томаш Масарик определил демократию одним словом — «дискуссия». А дискуссии, особенно обостряющиеся в предвыборный период, обнажают экономические и политические, религиозные и культурные противоречия.

Современные методы манипуляции общественным мнением и настроением масс позволяют убедить часть населения в правильности высказываний, лозунгов, деклараций, действий, осуществляемых теми или другими политиками. Те, у кого больше денег, кто может нанять людей, владеющих искусством манипуляции общественным мнением, умеющих придумывать хлёсткие лозунги – имеют больше шансов победить на выборах. Нередко на выборах побеждают люди неспособные, мешающие принимать необходимые обществу решения.

В современных демократических странах идут дискуссии о способах осуществления власти. Можно ли ставить знак равенства между нацией и народом, каковы границы толерантности, где проходит «красная линия» допустимого протеста, использования насилия для его подавления?

Даже в наиболее развитых демократических странах не решены многие проблемы: существуют нарушения прав личности, дискриминация отдельных социальных, национальных, религиозных групп населения. В каждой стране разное государственное устройство, своя модель выборов, разделения властей. Например, в Дании государственные служащие, пенсионеры, заключенные, военнослужащие и другие граждане, которые не платят налоги, не имеют права голосовать. Голосуют только те, кто платит налоги.

Свобода слова уже не является сама собой разумеющейся. Наличие большого количества иммигрантов и рост числа беженцев и нелегалов из стран, где бушуют гражданские и религиозные войны, приводит к конфликтам в европейских государствах, к призывам отказаться от принципов мультикультурализма и толерантности, считавшихся важными в предыдущие годы.

Ж. Ж. Руссо (1712-1778) в книге «Об общественном договоре» писал: «Если попытаться определить, в чем именно состоит то наибольшее благо для всех, которое должно быть целью всякой системы законов, то оно сводится к двум главным вещам: свободе и равенству». При этом Руссо уточнял: «Что касается равенства, то под этим словом не следует понимать, что все должны обладать властью и богатством в совершенно одинаковой мере… Что касается свободы, то она означает подчинение закону, который ты сам для себя установил».

На современном этапе демократии понятие «равенство» трактуется как равенство возможностей развития человека. Демократия не предполагает материального равенства людей. «Кому бублик, а кому дырка от бублика — вот что такое демократическая республика», — писал В. Маяковский. Но демократия не может быть прочной, если она ограничивается областью политики и не опирается на экономический фундамент, не только на духовные, но и на материальные потребности людей. Если власть имущие забывают об этом, возникает массовое недовольство существующим режимом, которая может привести к серьезным последствиям.

10 декабря 1948 года Генеральной Ассамблеей ООН была одобрена Всеобщая Декларация Прав Человека. В настоящее время существуют международные организации, международные суды, которые контролируют как соблюдается демократия в той или иной стране, главным образом, в области прав человека. При этом часто применяются двойные стандарты. Некоторые государства вмешиваются во внутренние дела суверенных государств, пользуясь лозунгом борьбы за демократию, вводят свои войска на территорию этих стран. Как правило, это приводит к обострению международной обстановки, негативно влияет на внутреннюю ситуацию в странах, где иностранные государства силой нытаются «насадить» демократию. Валерия Новодворская писала в своей последней статье, что сегодня китаец говорит: «нас слишком много, поэтому нами невозможно управлять демократическими методами».

Государство, его народы созревают для демократии в процессе собственной политической активности. Поэтому предпосылкой демократии является понимание народом необходимости его широкого участия в политической жизни и действительное участие в ней, а также доверие власти к народу. Бернард Шоу отмечал: «Демократия не может быть выше уровня того человеческого материала, из которого составлены избиратели».

Демократия — это прежде всего образ мыслей, образ жизни, который усваивается в личной жизни, в отношениях с семьей, с соседями, более широкими внешними слоями, в отношениях с другими этпическими группами, народами. А это требует длительного времени, формирования гражданского общества, новых элит. Провозглашение государства демократическим еще не означает, что процесс формирования демократии завершён. Уровень демократичности государства находится в зависимости от того, как идет процесс консолидации демократии, от внутренних и внешних условий этой консолидации.

Борис Акунин в книге «Любовь к истории» пишет, что программа-минимум для нормального человека должна включать в себя следующие принципиальные положения:

Честные выборы и независимый парламент
Независимый суд, равенство всех граждан перед законом
Абсолютная нетерпимость к коррупции
Неподконтрольность СМИ исполнительной власти.
Борис Акунин добавляет к этим принципам еще четыре:

Государство существует для обслуживания населения, а не наоборот. Высшим приоритетом являются права человека;
Государство отказывается в своей политике от военно-имперских амбиций (что вовсе не означает отказа от боеспособности армии, а также от планов экономической и культурной экспансии);
Общество должно проявлять терпимость к меньшинствам, не нарушающим законов (политическим, религиозным, сексуальным — каким угодно) даже если они несимпатичны большинству населения;
Церковь отделена от государства.
(Б. Акунин, «Любовь к истории», М., 2012, с.276-277).

Подлинная демократия для всех государств современного мира, в той или иной степени являющихся демократическими или ставящими эту цель — это идеал. Этот идеал, как отметил бывший чешский президент В. Гавел, будет стоять перед человечеством как ориентир, достичь которого, полностью реализовав его содержание, никому не удается.

И пока человечество не придумало ничего умнее, надо совершенствовать демократию, избавляться от её «гримас», учиться на основе её принципов. И думать, создавать новые модели, адекватные реальностям двадцать первого века.

Лев Лебедев, доктор исторических наук, профессор, Дом ученых Тель-Авива.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *